История христианства еще не началась

Зачем оставаться в государственной Церкви, если там много материальных благ, но нет духовности? Мы не становимся христианами автоматически только потому, что посещаем храм, исповедуемся, причащаемся. Считать себя христианином на основании вышеперечисленного – это заблуждение.

Со времени правления римского императора Константина Великого христианство стало государственной религией, а значит обязательной, даже принудительной. В Церковь в большинстве случаев стали приходить по принуждению, из корыстных интересов. Пятнадцать веков Церковь с исключительной жестокостью преследовала всех инакомыслящих. На Западе и на Востоке пылали костры инквизиции. Глава испанской инквизиции Торквемада сжег живыми 10220 человек. От его руки пострадало 114 тысяч семейств — пытки, казни, изгнания, преследования. Инквизиция — это грандиозный средневековый эксперимент: насильно сделать всех людей «подлинными христианами».

На Руси неофициальный инквизитор преподобный Иосиф Волоцкий в своем труде «Просветитель» доказывал необходимость преследования еретиков, оправдывал их смертную казнь, призывал сжигать заживо в железных клетках. Примерно так, потом стали преследовать старообрядцев. Раскол истребляли «огнем и мечом»: ревнителей церковной старины сжигали в срубах, подвергали жестоким преследованиям, отрубали руки, вырезали языки, наконец, поставили их «вне закона», лишив всех гражданских прав. Когда же частично права старообрядцам были возвращены, то в правовом отношении они были в Российской империи поставлены ниже католиков и протестантов, и даже ниже языческих верований. Следует помнить, что только в 1861 году в России было отменено крепостное право. Митрополит Московский Филарет (Дроздов) ссылками на Священное Писание оправдывал существование крепостного права, когда одни христиане (помещики, дворяне) покупали и продавали других христиан. Вот такие были отношения среди «братьев и сестер во Христе».

Какой же вывод из всего сказанного? Он несколько неожиданный: история христианства еще не началась. Существование апостольской Церкви первые три века после Рождества Христова - это предыстория Церкви. Речь, конечно, не идет о догматах Православия, которые имеют не историческое, а Богооткровенное происхождение, речь идет об образе жизни христиан, о церковном строе.

Что же нам делать? Существует единственный выход из тупика — путь Креста. Апостол Павел говорит «Молю же вaс: подобни мне бывaйте, якоже ах Христу» (1 Кор., 4:16). Кто боится Креста — пусть добровольно уходит из Церкви, ибо есть только один путь христианской жизни — путь страданий, путь самопожертвования.

Рассмотрим два состояния церковной жизни: Церковь государственная, живущая почти исключительно материальными «благами» и совершенно лишенная духовных, и Церковь гонимая, живущая полнокровной духовной жизнью, хотя и в очень стесненных внешних условиях. У нас перед глазами безчисленные приходы Московской патриархии, которые являются пародией на христианскую общину. Церковь, удобно устраивающаяся и благодушно живущая в мире, — это не Церковь, это лжецерковь!

Где была РПЦ МП во время Сталина, когда тысячи и тысячи людей расстреливали без суда и следствия, в том числе за православную веру, когда миллионы людей томились в лагерях ГУЛАГа? Где была РПЦ МП, когда из Афганистана на родину возвращались наши ребята, в гробах или искалеченные? Поскольку государственная власть оказывает всяческую поддержку РПЦ МП, то и РПЦ МП всё благословляет: и Олимпийские игры — эти «языческие игрища», и нищету русского народа, и его вырождение...

Но больше всего государственные власти боятся возникновения настоящих церковных общин, потому что они одним только своим существованием разоблачают всю ложь, всю неправду современного мира.

Церковь — это не успешный мирской институт, воюющий за количественные показатели. Это «столп и утверждeние истины» (1 Тим., 3:15), которая никак не зависит от «большинства голосов».
Епископ Севастиан (Жатков). Сайт - http://www.portal-credo.ru

Церковная цензура
Белинский о церкви
Христианство vs Русь
Христианство – еврейская секта (Л.Н. Толстой)